Может ли врач ошибаться?

  • Содержание

Может ли врач ошибаться?

Магнитно-резонансная томография признана одной из самых востребованных диагностических процедур. Метод применяют при неудовлетворительной информативности рутинных исследований для установления, стадирования заболевания, разработки плана лечения. 

Может ли врач ошибаться?

МР-сканер

МРТ дает послойные снимки анатомической области шагом от 1 мм, сделанные в разных плоскостях. Метод позволяет подробно изучить внутренние ткани и обнаружить мельчайшие очаги патологических изменений.

Процедура дорогостоящая, чаще применяется в неоднозначных ситуациях, при длительном анамнезе, подозрении на опасное для жизни заболевание. Иногда пациенты сомневаются в результатах сканирования.

При выявлении серьезной патологии возникает вопрос, может ли МРТ ошибаться в диагнозе. 

Магнитно-резонансная томография признана точнейшим методом диагностики. Но возможность ошибки нельзя исключить на 100%. Наиболее распространенными причинами получения ложных результатов являются низкая информативность и неправильная расшифровка снимков. 

Насколько точна МРТ?

Для сканирования применяют сложное оборудование, регулярно проходящее сервисное обслуживание. Вероятность получения ошибочного результата исследования из-за неисправности аппарата нулевая. 

При рациональном использовании МР-томографии, соблюдении условий подготовки и диагностики, точность метода составляет около 98%. 

Порядка 2% приходится на ошибки, спровоцированные:

  • использованием недостаточно мощного оборудования;
  • неправильным назначением процедуры (для исследования костей или легких и пр.);
  • появлением на снимках артефактов;
  • нарушением правил подготовки к исследованию;
  • изменением методики проведения сканирования.

Диагностическая процедура позволяет визуализировать виртуальные срезы органов и тканей. Выявление патологических изменений — задача изучающего снимки специалиста. Нужны знания анатомии, физиологии, опыт в чтении томограмм. От квалификации врача лучевой диагностики зависит, будут ли замечены признаки заболевания на фото.

Может ли врач ошибаться?

Медицинские специалисты в процессе работы

Рентгенолог протоколирует обнаруженные отклонения от нормы, после чего заключение выдают обследуемому. Информацию использует лечащий врач для постановки диагноза. Ответ на вопрос, может ли МРТ ошибаться, неоднозначный. Чаще погрешности возникают на этапе расшифровки изображений. По статистике медицинских центров, рентгенологи делают неверные заключения в 5-6% случаев. 

Может ли МРТ совершить ошибку?

Во время магнитно-резонансной томографии получают монохромные снимки (изображения зон интереса в оттенках серого). Чередование светлых и темных участков соответствует контурам анатомических структур, расположенных в зоне исследования.

Картинки могут отличаться в зависимости от режима сканирования. Патологические изменения проявляются как очаги аномального МР-сигнала (гипо- или гиперинтенсивного). Перечисленные явления можно увидеть при достаточной четкости и высоком разрешении снимков.

Даже опытный специалист не сможет трактовать смазанные сканы. 

Для получения точных снимков необходимы следующие условия:

  • Достаточная мощность оборудования. Низкопольные открытые аппараты дают менее детальные срезы, чем томографы тоннельного типа.
  • Контрастирование. Очаги воспалительных изменений, опухоли и сосуды лучше видны после введения в вену усилителя.
  • Правильный режим сканирования. Перед началом исследования рентгенолог настраивает оборудование для выполнения срезов в определенных проекциях, если установки внесены неверно, органы и ткани могут плохо визуализироваться.
  • Учет естественной контрастности структур. Плотные, содержащие мало воды ткани, плохо видны при МРТ.
  • Риск появления артефактов в результате физиологических движений тела или органа. Магнитно-резонансную томографию нежелательно задействовать для исследования полых и сокращающихся структур, поскольку изменение положения провоцируют возникновение размытых участков на сканах.

При учете перечисленных факторов исследование дает четкие и точные снимки, а риск затруднений при трактовке — снижается. 

Что может помешать правильному диагнозу МРТ?

Информативность томографии косвенно зависит от самого пациента. Сканирование некоторых зон требует подготовки. Это в большей мере касается полых органов и анатомических структур брюшной полости.

Скопление газов в кишечнике, избыточная перистальтика способны сделать снимки нечеткими и снизить информативность сканирования. При оформлении записи на процедуру стоит уточнить правила подготовки.

 

Может ли врач ошибаться?

МР-скан глазниц

Искажение результатов возможно при наличии в теле пациента металлических имплантатов. Ферромагнетики взаимодействуют с полем, индуцируемом аппаратом.

Это способствует появлению артефактов на снимках (засвеченных или размытых зон). В результате отсутствует возможность оценить изображение и предоставить достоверную характеристику анатомических структур.

Чтобы избежать искажения фото, о металлических имплантатах следует заранее сообщить рентгенологу. 

Стоит внимательно отнестись к подготовительным мероприятиям непосредственно перед процедурой. Нужно снять украшения и аксессуары, предметы одежды с металлической фурнитурой, избавиться от электронных устройств. Подобные изделия могут быть причиной появления артефактов. 

В процессе сканирования важно соблюдать неподвижность. Любое, даже незначительное, изменение положения тела провоцирует размытие снимков.

Достоверность результатов МРТ в немалой степени зависит от квалификации рентгенолога. Лучше обращаться в специализированные диагностические центры. При подозрении на серьезное заболевание, есть смысл предоставить результаты МРТ еще одному врачу и сравнить заключения. 

В ДЦ «Магнит» исследование проводят на закрытом высокопольном аппарате мощностью 1,5 Тл (Siemens Symphony с технологией Tim). Расшифровкой результатов занимаются специалисты с большим практическим опытом. В центре есть платная услуга «Второе мнение». Записаться на магнитно-резонансную томографию любой анатомической зоны можно по телефону +7 (812) 407-32-31.

«Для начала нужно признать, что все врачи ошибаются»

Дефекты образования, ампулы одного цвета, нехватка воли: врачи рассказали Дарье Саркисян о своих фатальных ошибках и объяснили, как их количество можно снизить

«Мои первые и, пожалуй, самые яркие ошибки были еще в университете. После третьего курса я устроилась работать медсестрой. Меня взяли, даже не проверив мои навыки. Мне нужно было поставить капельницу одному пожилому раковому больному — казалось, дотронешься до него, и он рассыплется. Я ни разу не колола в вену: ни на тренажере, ни на крепком человеке.

А мне просто сказали: «Иди и делай. Все мы так начинали, и ты на практике научишься», — никого со мной не послали. После моих попыток у пациента были огромные гематомы на обеих руках, и возможности поставить капельницу просто не осталось. Меня отругали, сказали: «Что же ты такая безрукая. Уйди». И я даже не видела, что они потом делали. С тех пор я ни разу не колола в вену.

Я врач с восьмилетним стажем, и это стыдно.

Конечно, это в первую очередь проблема системы образования. Я считала: меня учат всему, что мне понадобится, и я училась хорошо. Но, как выяснилось, если у тебя нет возможности ходить по различным кружкам в университете, ты оказываешься абсолютно неподготовленным.

Старшие коллеги не поддержали меня и не помогали мне, когда я первый раз выполняла манипуляцию. Выходит, то, что случилось, это не вина кого-то одного, это комплексная ответственность. Тем не менее, трудно не винить себя: ты своими руками навредил кому-то.

В итоге, я сознательно стала работать в той области, где минимум практических вещей.

Когда я начала работать педиатром, мои ошибки стали связаны с недостатком знаний. Например, на приеме у меня был с лихорадкой неясного происхождения ребенок, не привитый от пневмококковой инфекции.

По международным стандартам он должен получить дозу антибиотика цефтриаксона, поскольку есть вероятность заражения крови бактериями. Я не назначила его, потому что не знала, строгая ли это рекомендация.

Когда ребенок с родителями уехал, я решила уточнить и увидела, что давать цефтриаксон нужно обязательно. Я им позвонила и все объяснила.

Может ли врач ошибаться?

Татьяна Плотникова

Я всегда признаю свои ошибки и ни разу не пожалела об этом. Мне кажется, нормально, если врач чего-то не знает: объем информации огромный, и она постоянно обновляется. Но при этом, конечно, доктор должен по максимуму защитить себя от ошибок: сверяться с рекомендациями, руководствами и т. д.

Беда только в том, что в России такая практика — это не обязанность, а инициатива врача. У нас доктор не обязан быть в курсе новых достижений медицины. То есть даже если врач год не мог диагностировать рак, потому что не назначил какой-то элементарный анализ, нет возможности доказать, что доктор не прав: нет точки опоры, стандартов.

Я была однажды на разборе летального случая в городском департаменте здравоохранения после жалобы родственников погибшего пациента. Уровень дискуссии там был потрясающий. Глава комиссии, очевидно, проработала врачом очень недолго. И она объясняла доктору, на которого подали жалобу, что он должен был сделать.

Надо ли говорить, что эти рекомендации были скорее вредными, чем полезными.

Если все врачи начнут честно рассказывать пациентам о своих ошибках, думаю, больные устроят революцию. И может, это будет не так плохо. Вот, например, я не представляю себе нормальную практику в сегодняшних условиях работы в поликлинике.

Если участковый терапевт не заметит серьезные изменения в результатах анализов, то как ему можно предъявлять претензии? У него нет времени, чтобы полноценно разобраться в каждом случае. Он может, наверное, говорить в начале каждого приема: «У нас есть 12 минут, из которых 5 я буду заполнять документы, поэтому не рассчитывайте на многое.

Я постараюсь сделать все возможное, но условия у нас не нормальные, и я буду ошибаться». Но кто решится так говорить?»

М. Г., невролог

«Много лет назад моей пациенткой была очень милая старушка лет 80. У этой женщины случались эпизоды дезориентации, которые напоминали мне преходящее нарушение мозгового кровообращения (транзиторные ишемические атаки).

Я лечил ее в соответствии с тогдашними своими представлениями о том, что нужно делать в таких случаях: давал препараты метаболического действия, пытался лечить ее небольшую гипертонию и давал аспирин, — но эпизоды повторялись. Кроме того, у этой старушки была мерцательная аритмия, о которой я знал.

Это состояние сопровождается очень высоким риском инсульта, который при правильном лечении можно предотвратить: назначив препараты, уменьшающие свертываемость крови. Я не сделал этого. Думаю, из-за пробела в образовании. Дело закончилось печально: у старушки случился инсульт, и она умерла.

У нее был муж со старческим слабоумием, который, понятно, держался только благодаря тому, что она за ним ухаживала. Что с ним стало дальше, я не знаю. Я их часто вспоминаю.

Может ли ошибиться врач УЗИ? Причины ошибок УЗ-обследования

Может ли врач ошибаться?

С появлением ультразвуковой диагностики диагностировать заболевания стало намного проще. Многие болезни, не дающие симптомов на начальных стадиях, отлично определяются с помощью ультразвука.

Но, к сожалению, и при ультразвуковой диагностике также случаются ошибки. Почему же такое происходит и как получить максимально точное описание УЗИ?

Причины, не зависящие от пациента. Выбирайте правильную клинику!

  • Плохое качество аппаратуры. Не секрет, что в дешёвых клиниках используются далеко не новые УЗ-аппараты, снабжённые устаревшим программным обеспечением. Изображение, создаваемое такой техникой, далеко не идеально.
  • Во время консультации врач может пропустить небольшие патологические очаги, опухоли камни, кисты. В результате больной уходит с УЗИ с уверенностью, что он здоров, а на самом деле в его организме развивается серьёзная болезнь. Поэтому, если врач после УЗИ в участковой поликлинике сказал, что все хорошо, лучше перепровериться у другого специалиста в более солидном медучреждении.
  • Отсутствие нужных программ обучения. УЗИ-диагностика, как и другие медицинские отрасли не стоит на месте. Чтобы постоянно быть на плаву, врачам нужно постоянно повышать квалификацию и стажироваться, на что у многих учреждений просто нет денег.
  • Отсутствие у персонала должного опыта. Больницы, стараясь снизить стоимость диагностики, принимают на работу вчерашних студентов, практически не имеющих опыта, которым можно платить меньше. Такой молодой специалист, возможно, знает, как выглядят органы в норме, но вряд ли имеет достаточный опыт, чтобы оценить, имеющиеся патологии.  Для этого нужно проработать много лет. Кроме того, существуют редкие болезни, и частные случаи заболеваний, распознать которые может только опытный врач УЗист.
  • Нарушение протокола УЗИ. Органы принято осматривать в определённой последовательности, что дает возможность выяснить первопричину патологии. Например, при обнаружении узкого места (стеноза) или непонятного расширения в органе врач должен смотреть все близлежащие области, чтобы понять, чем вызвано такое нарушение и к чему оно привело. Однако, некоторые специалисты, особенно молодые, просто констатируют факт патологии, не найдя ее причин. Польза от такой консультации УЗИ весьма сомнительна.
  • Усталость врача – такая ситуация возникает сейчас в клиниках, существующих за счёт низких цен и большого количества посетителей. В результате врач в кабинете УЗИ, который вынужден много часов подряд осматривать больных, банально устаёт и может пропустить болезни.
  • Неправильный выбор метода УЗИ. Некоторые органы можно осмотреть на УЗИ несколькими способами. Например, рассмотреть женские половые органы женщины можно через брюшную стенку, прямую кишку и половые пути. Однако, пациенток с большим избыточным весом осматривать через переднюю брюшную стенку нецелесообразно, поскольку толстый слой подкожной жировой клетчатки исказит картину. Максимально правильную диагностику в этом случае можно сделать только при трансвагинальном обследовании. Поэтому неправильный подбор методики осмотра приведёт к искажению результатов.
Читайте также:  Аллергия - причины, симптомы, виды аллергии, первая помощь при аллергии, диагностика причины аллергии, лечение, анафилактический шок

Поэтому, чтобы получить правильное заключение врача УЗИ, нужно выбирать клинику, где установлена современная аппаратура и работают квалифицированные врачи. В этом случае вероятность ошибок гораздо ниже. Нужно обязательно ориентироваться на цену. Дешёвая услуга не может быть качественной.

Если в расшифровке УЗИ, что-то показалось странным и подозрительным, лучше не рисковать и пройти диагностику у другого специалиста.

Ошибки со стороны пациента

  • Неправильная подготовка. К сожалению, не все больные придерживаются врачебных рекомендаций по подготовке к процедуре. Недобросовестное соблюдение диеты и употребление продуктов выделяющих газы, искажает картину происходящего в органах брюшной полости. Перед некоторыми видами УЗИ нельзя курить, поэтому даже одна выкуренная сигарета способна повлиять на результат. Если подготовка к УЗИ вызвала вопросы, их нужно задать врачу, направляющему на УЗИ обследование.
  • Предоставление неверной информации. Придя на УЗИ матки и яичников, женщина должна знать дату последней менструации, поскольку картина состояния органов репродуктивной сферы напрямую зависит от дня цикла. Если пациентка даст неправильную информацию, врачу будет гораздо сложнее сориентироваться в ситуации.
  • Прием препаратов, о которых не было сообщено врачу. Лекарственные средства влияют на работу органов, поэтому принимать их перед УЗИ-диагностикой нельзя. О приеме любых лекарственных средств нужно обязательно сообщить врачу, проводящему диагностику.

Поэтому чтобы врач на УЗИ поставил правильный диагноз, нужно при подготовке к обследованию строго выполнять врачебные рекомендации. Чем лучше подготовлен пациент, тем точнее будет результат УЗИ.

Соблюдая эти несложные правила получить максимально точные данные о состоянии своего здоровья, по достоинству оценив преимущества УЗ-диагностики.

Когда и почему ошибаются врачи?

Может ли врач ошибаться?

wikimedia.org/CC 0

Атул Гаванде — практикующий хирург, профессор Гарвардской школы общественного здравоохранения и Гарвардской медицинской школы. Широко известен как эксперт в области оптимизации современного здравоохранения.

За свои журнальные публикации о науке удостоен множества престижных наград. Его книга «Тяжелый случай: Записки хирурга» недавно вышла на русском языке в издательстве «Альпина Нон-фикшн». С разрешения правообладателей проект Здоровье Mail.

ru публикует фрагмент одной из глав этой увлекательной книги — «Когда врачи ошибаются».

Атул Гаванде «Тяжелый случай: Записки хирурга» | Издательство «Альпина Нон-фикшн»

С точки зрения общественности — и, безусловно, адвокатов и СМИ — медицинская ошибка, по определению, — это вина лишь плохих врачей. В медицине, когда что-то идет не так, это обычно сложно заметить и, соответственно, верно истолковать. Действительно, ошибки бывают. Мы склонны считать, что они случайны, но это что угодно, только не случайность.

Один хирург общей практики забыл в брюшной полости пациента большой металлический инструмент, который прошел сквозь пищеварительный тракт и стенку мочевого пузыря. Онколог сделал биопсию не той части груди пациентки, из-за чего у нее диагностировали рак на несколько месяцев позже.

Кардиолог пропустил маленький, но принципиально важный шаг при замене сердечного клапана и в результате убил пациента.

Другой хирург общей практики осмотрел в отделении неотложной помощи мужчину, корчившегося от боли в животе, и, не сделав КТ, предположил, что у него камень в почке; через 18 часов сканирование показало разрыв аневризмы брюшной аорты, вскоре пациент умер.

Как можно людям, способным совершать настолько грубые ошибки, разрешать заниматься медицинской практикой? Мы называем таких врачей «некомпетентными», обвиняем их в нарушении этики и в преступной халатности. Мы хотим, чтобы их наказали. В результате сформировалась наша публичная система реагирования на ошибки медиков: судебное преследование, скандал в СМИ, временное отстранение, увольнение.

В медицине, однако, существует непреложная истина, оспаривающая устоявшееся представление об ошибках и тех, кто их совершает: все без исключения врачи иногда допускают ужасные промахи.

Возьмем, к примеру, случаи, которые я только что описал. Я собрал их, просто расспросив знакомых уважаемых хирургов из ведущих медицинских школ о том, какие ошибки они совершили в последние годы.

У каждого нашлось что рассказать.

В 1991 г. New England Journal of Medicine опубликовал цикл важных статей в рамках проекта, который называется «Гарвардское исследование медицинской практики» и представляет собой обзор более чем 30 000 случаев госпитализации в штате Нью-Йорк.

Исследование обнаружило, что почти 4% пациентов больниц получили осложнения из-за лечения, которые увеличили время их пребывания в стационаре или привели к инвалидности или смерти, причем две трети этих осложнений были вызваны ошибками при оказании медицинской помощи.

В одном случае из каждых четырех, то есть в 1% госпитализаций, действительно имела место небрежность. По имеющимся оценкам, в целом по стране до 44 000 пациентов в год умирают из-за ошибок медицинского персонала. Последующие изыскания подтвердили, что ошибки неизбежны.

В небольшом исследовании результативности действий клинических врачей при внезапной остановке сердца пациента выяснилось, что 27 из 30 врачей неверно пользовались дефибриллятором — неправильно его зарядили или потратили слишком много времени, пытаясь понять, как устроена конкретная модель. Согласно исследованию 1995 г.

, ошибки в назначении лекарственных средств, скажем, когда дается не то лекарство или не в той дозировке, происходят в среднем примерно один раз на каждую госпитализацию, чаще всего без последствий, но в 1% случаев с тяжелыми негативными последствиями.

Если бы ошибки совершались некой категорией «опасные врачи», тогда можно было бы ожидать концентрации случаев преступной халатности в небольшой группе, но в действительности эти случаи укладываются в обычное распределение Гаусса. Большинство хирургов хотя бы один раз за свою профессиональную карьеру оказываются под судом.

Исследования конкретных типов ошибок также показали, что проблемой являются не «рецидивисты». Дело в том, что практически каждый, кто имеет дело с пациентами стационаров, неизбежно ежегодно допускает серьезные промахи и даже проявляет небрежность.

Поэтому врачи редко приходят в неистовство, когда пресса описывает очередной ужастик из медицинской практики. Обычно у них другая реакция: на его месте мог быть я.

Главная проблема заключается не в том, как не позволить плохим врачам навредить пациентам, а как не дать хорошим врачам навредить пациентам.

Как нам лгут врачи: хит-парад бессмысленных фраз — в нашей галерее:

Судить за врачебную ошибку — удивительно неэффективная мера.

Тройен Бреннан, гарвардский профессор права и здравоохранения, отмечает, что исследования постоянно опровергают представление, будто судебные преследования снижают уровень ошибок в медицине, что отчасти объясняется тем, что это очень неточное оружие.

При отслеживании пациентов в рамках «Гарвардского исследования медицинской практики» Бреннан обнаружил, что менее 2% больных, получивших не адекватное лечение, вообще подавали в суд.

Напротив, среди судившихся лишь незначительное меньшинство пациентов действительно являлись жертвами врачебной небрежности. Вероятность победы пациента в суде зависит, прежде всего, от тяжести его состояния, чем бы оно ни было вызвано, болезнью или неустранимыми рисками при оказании медицинской помощи.

Более глубокая проблема, связанная с судебным преследованием за врачебную халатность, заключается в том, что, демонизируя ошибки, оно не позволяет врачам признавать и обсуждать их публично.

Карательная система превращает пациента и врача в противников и заставляет каждого из них излагать сильно отредактированную версию событий. Когда что-то идет не так, врачу практически невозможно честно сказать об этом пациенту.

Больничные юристы предупреждают докторов, что, хотя они, конечно, обязаны сообщать больным о причиненном ущербе, но ни в коем случае не должны признавать, что это их вина, иначе «признание» станет для суда изобличающим показанием в идеалистической черно-белой нравственной схеме. Самое большее, врач может сказать: «Я сожалею, что ситуация развивалась не так хорошо, как мы надеялись».

Лишь в одном месте врачи могут откровенно говорить о своих ошибках, если не с пациентами, то хотя бы друг с другом. Это совещание по вопросам заболеваемости и смертности, сокращенно — M&Ms (M&M — англ. Morbidity and Mortality (заболеваемость и смертность) — прим ред.

), проводящееся обычно раз в неделю практически в любой клинической больнице США.

Читайте также:  На какой день выписывают после операции на кишечнике

Эта традиция до сих пор жива, потому что законы, защищающие материалы совещания от раскрытия информации по запросу, продолжают действовать в большинстве штатов, несмотря на частые попытки их оспорить. Особенно серьезно относятся к M&M хирурги.

Здесь они могут собраться за закрытыми дверями и проанализировать ошибки, нежелательные явления и смерти, случившиеся во время их дежурств, найти ответственных и решить, что в следующий раз нужно сделать иначе.

Обнаружили ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter.

С какими диагнозами врачи ошибаются чаще всего

По статистике, около 40-80 тыс. людей уходят из жизни ежегодно по причине неправильно установленного диагноза. Еще сотни тысяч лечатся от заболеваний, которых у них нет. Нередко эта проблема затрагивает и опорно-двигательный аппарат – суставы. С какими диагнозами медики ошибаются чаще всего и как предупредить проблему?

№ 1. Остеохондроз

Диагноз ставят при болях в спине, в колене, при болевом синдроме в стопе при ходьбе. При остеохондрозе отслаиваются и деформируются межпозвонковые диски. Подтвердить или опровергнуть наличие заболевания могут МРТ, УЗИ суставов, а также консультации нескольких независимых невропатологов.

При аналогичных симптомах боль может быть вызвана:

  • болезнями суставов, остеоартрозом стопы или колена;
  • защемлением нерва;
  • воспалением мышцы.

Остеохондроз иногда путают с остеоартрозом

№ 2. Вегетососудистая дистония

Такой диагноз часто ставят при головных болях, головокружениях, шуме в ушах. На самом деле понятие ВСД в Международной классификации болезней отсутствует! При жалобах на подобные симптомы врач должен назначить анализы крови, проверить давление, направить на другие обследования.

Симптомы ВСД часто бывают при:

  • защемлении шейного нерва;
  • стрессах и напряжениях;
  • воспалении сосудов;
  • опухолях и травмах;
  • слишком высоком или слишком низком внутричерепном давлении.

Европейские медики не ставят такой диагноз, как вегетососудистая дистония

№ 3. Лишний вес

При избытке веса, особенно если человек жалуется на одышку при нагрузках, врачи часто резюмируют: ожирение, повышенный уровень холестерина. На самом деле проблема часто возникает на фоне стрессов, когда в крови повышается уровень кортизола – гормона стресса. Именно он приводит к:

  • тревоге и депрессии;
  • снижению концентрации и внимания;
  • головным болям;
  • проблемам со сном.

Снизить уровень кортизола можно с помощью расслабляющих упражнений – растяжки, йоги, пилатес или медитации. Необходимо ложиться спать раньше, избавиться по возможности от стрессовых факторов – со временем лишний вес уйдет.

Причина лишнего веса часто кроется в стрессах

№ 4. Боли в суставах

При дискомфорте или боли в руках, ногах, плечах ортопеды часто ограничиваются диагнозом «остеоартроз коленного сустава», артроз локтя или другого сустава. На самом деле за этими симптомами могут скрываться совершенно иные недуги, не имеющие ничего общего с артрозом или артритом:

  • гипотиреоз – недостаточная активность щитовидной железы;
  • зажатие нерва в пальцах или кистях (туннельный синдром);
  • фибромиалгия (хронический болевой синдром);
  • проблемы с печенью;
  • проблема в бедре или поясничном отделе, даже если они не болят, а боль ощущается в колене.

Болит колено? Так бывает и при артрозе тазобедренного сустава

№ 5. Авитаминоз

При вялости, слабости, апатии, бледном цвете лица часто ставят диагноз «авитаминоз». На самом деле нехватка определенного витамина бывает признаком другого, серьезного заболевания:

  • при дефиците витамина С (цинга) болят кости, ранки заживают долго, появляется слабость;
  • при дефиците витамина В12 – кожа бледнеет, ухудшается зрение, появляются слабость и усталость;
  • при нехватке витамина В6 наступает депрессия, путается сознание, на коже бывают высыпания;
  • при дефиците витамина D – человек часто болеет простудными заболеваниями, пребывает в депрессии, теряет волосы, жалуется на боль в спине и мышцах.

Авитаминоз требует дополнительного обследования: важно разобраться, какого именно витамина не хватает

№ 6. Бессонница

Такой диагноз ставят при трудностях с засыпанием в течение периода более трех месяцев. Очень важно разобраться в причине и воздействовать на нее:

  • низкий уровень эстрогена;
  • тревожные расстройства;
  • сердечная недостаточность;
  • астма;
  • заболевания легких;
  • апноэ.

№ 7. Синдром хронической усталости

Этот ярлык навешивают на тех, кто жалуется на постоянную слабость и утомляется при минимальных нагрузках, ощущает подавленность, не стремится общаться с людьми. На самом деле такие симптомы могут сопровождать куда более серьезные заболевания:

  • диабет – в числе его первых симптомов постоянная усталость, голод, жажда, кожный зуд;
  • болезни сердца – кроме усталости, бывает одышка и головокружение;
  • онкология – энергия уходит на рост раковых клеток, что вызывает сильную усталость.

Синдром хронической усталости – это серьезный повод обследоваться

Насколько опасен синдром хронической усталости? Есть ли простые доступные способы справиться с ним?

№ 8. Чрезмерное потоотделение

Если на первый взгляд причин к этому нет, ставят диагноз «гипергидроз». Чтобы справиться с проблемой, необходимо определить ее источник. Зачастую человек начинает активно потеть, когда нервы, ответственные за потовые железы, становятся гиперактивными. Так бывает:

  • в период менопаузы и во время беременности;
  • при тепловом ударе, лихорадке, инфекциях;
  • при стрессах и тревожных расстройствах;
  • при сверхактивной щитовидной железе;
  • после приема лекарств – как побочное действие.

№ 9. Раздражение кожи

Если человек жалуется на постоянный зуб и шелушение, кожа сухая и краснеет, ему часто диагностируют дерматит, экзему или нейродермит, отправляя в аптеку за мазью. Причиной кожных высыпаний далеко не всегда становится контакт с бытовой химией. Иногда симптом возникает:

  • из-за непереносимости глютена;
  • при проблемах с печенью;
  • при хронических заболеваниях почек;
  • как аллергическая реакция на консерванты в кремах, лосьонах, на ювелирные изделия, никель.

Неправильный диагноз может поставить и ортопед, и дерматолог, и эндокринолог, и любой другой врач

Неправильный диагноз часто становится следствием недобросовестного отношения врача, неполной диагностики.

Иногда человеку назначают лечение остеоартроза только лишь по его жалобам на боль в суставах, а на самом деле причина – в больной печени, при этом суставы абсолютно здоровы.

Таких примеров – множество, и в лучшем случае ошибка заканчивается только потерей времени, а в худшем – стоит человеку жизни.

Избежать подобных сценариев помогает комплексная диагностика. Не стоит отказываться от сдачи анализов и назначенных обследований, а вместо этого просить у врача «какую-нибудь таблетку». Именно такой подход, а также повальное увлечение самолечением и приводят к тому, что процент неправильных диагнозов растет с каждым днем.

Кто виноват и Что делать? Статья к вопросу о врачебных ошибках в двух главах

Глава I. Кто виноват?

Кто несет бремя ответственности за ошибки врачей?

Отвечает работодатель — медицинская организация, в которой работает ошибающийся врач. Отвечает деньгами. Отвечает репутацией. Отвечает лицензией. В общем, отвечает всем. Отвечает перед всеми: Росздравнадзор, Роспотребнадзор, Прокуратура, Минздрав, страховая компания, следственный комитет, фонд ОМС, суд (гражданин).

Ответственность выражается в наказании именно медицинской Организации, в виде наложении денежного штрафа на организацию и (или) запрете (приостановлении) деятельности, а иногда и в совокупности с наказанием руководителя медицинской организации. Оно и правильно и для большинства очевидно.

Нет – НЕ правильно. Почему? Потому что это не эффективно.

Такая точка ответственности не уменьшает число ошибок врачей, врачи ошибаются все больше, но организации все лучше учатся скрывать ошибки врачей, чтобы уйти от ответственности.

Способы разные, и это получается. И вроде как бы ошибок меньше, и как бы всех устраивает. А население все хуже относится к здравоохранению, все больше недовольство врачом… в чем причина — ответ один: недофинансирование, государство — дай денег.

И государство дает, и государство молодец, а у населения о медицине мнение все хуже, в чем причина — денег мало, государство дай денег, и государство дает…

Оно и правильно, сколько у государства не бери, все равно своего не вернешь, но только на ошибки врачей, это мало влияет.

Почему ошибаются врачи?

Профессионализм. Нет знаний и навыков. Не знал, не умел.

Принял неправильное решение, не справился с лечением (с управлением патологическим процессом).

 Незнания и неумения порождают страх, профессиональную трусость, парализуют способность взять ответственность за профессиональное решение: лучше пусть другой это сделает… и может это и правда лучше, а время идет, а к «другому» не попасть… и уже вроде и не лучше… а время ушло… но я не виноват… виноват пациент, он сам затянул…

Как изменится поведение такого врача с ростом зарплаты? Никак не изменится. Как деньги повлияют на его профессионализм? Никак не повлияют. Как уменьшатся ошибки? Никак не уменьшаться

Халатность.

Знал, но не сделал, а мог бы, но не хотел, не успел, не подумал. Был пьян, проспал, забыл, забил, а мог бы.

Как изменится поведение такого врача с ростом зарплаты? Будет больше бояться, что уволят, будет стараться. Но не долго. Вчерашняя зарплата сегодня уже маленькая, а завтра совсем маленькая, и опять – не буду работать за такую ЗП, забыл, забил…

Отсутствие или нарушений условий для профессионального труда.

Нет должного оборудования, или не работает, нет надлежащих лекарств, инструментов. Врач работает третье дежурство подряд, устал, ошибся.

Увеличение финансирования существенно повлияет на этот фактор врачебных ошибок, чем лучше оборудование, тем больше в нем «защиты от дурака», тем лучше режим работы и отдыха, тем надежнее инструменты, но! Но возрастает требование к профессионализму (см.п.1).

Читайте также:  Диета при аденокарциноме сигмовидной кишки

Профессионализм. Кто отвечает за профессионализм врача? За то, что врач действительно все знает и умеет?

Ответ кажется очевидным – тот, кто выдал ему диплом и сертификат, подтверждающий его профессионализм – это медицинские ВУЗы, высокомерно именуемые академиями и университетами.

Выпускник такого ВУЗа обладает «дипломом, сертификатом государственного образца». Как бы подчеркивается, что само государство дало добро и сказало – вот он, настоящий специалист, человек владеющий специальностью. Принимайте его на работу, он готов к профессиональному труду. Ок, медицинская организация так и делает. Доверяет. Вроде, как и документ имеется.

Если такой профессионал по диплому оказался НЕ профессионал на деле, кто обманул работодателя (медицинскую организацию)? Получается медицинский ВУЗ, ну а кто?

Конечно, в жизни, ответов на этот вопрос, я лично, слышал очень много:

  • ВУЗ выдает дипломы, а врачом он становится со временем, с опытом.
  • Чтобы быть хорошим врачом нужно постоянно учиться.
  • ВУЗ дает знания, а опыт приобретается на практике, на рабочем месте.
  • ВУЗ дает знания, а есть дураки, которые эти знания не усваивают.
  • … и так далее и тому подобное… в общем ВУЗ тут не причем, это либо разгильдяи студенты – выпускники, либо никчемные руководители работодатели, работающие в никчемных медицинских организациях ничего не знающие, и не сведущие о процессе формирования врача как профессионала.

И уж никак, ну никак тут нет вины уважаемых профессоров, доцентов, ассистентов уважаемых ВУЗов, ибо это светила, звезды, уважаемые, заслуженные люди, а никакие то там…

Оно и правильно. Получать за работу деньги, никак не отвечать за ее качество и полностью переложить всю ответственность на других (!) – это могут только великие.

И можно было бы согласится с этой ситуацией, да и ладно, всегда так было, но вот деньги, деньги жалко… Например, почему организация платит деньги за ошибки врача, связанные с его профессионализмом … Врач неправильно назначил лечение, эксперт страховой компании взимает штраф с организации, а организация должна этому врачу обеспечить должный рост уровня заработной платы в соответствии с майскими указами президента… Где логика? Причем тут организация? Как она, оплатив штраф, повлияет на врача, а главное на его способность совершать ошибки? Поругает ай- ай? А деньги? Кто вернет организации деньги за чужие ошибки и провалы?

Почему сам врач не рассчитывается, за свои ошибки?

Вся штрафная стоимость выставленная экспертом, снимается с заработной платы врача. Пусть врач потом регрессным иском предъявляет ВУЗу, что он сделал все так, как его учили в ВУЗе, а эксперт сказал, что все не правильно и его оштрафовал… Как насчет солидарной ответственности? Мне кажется это справедливым, или вы против солидарности?

Я могу согласиться с ответственностью медицинской организации за ошибки, связанные с организацией условий труда (см.п.3), и может быть даже с ответственностью за халатность врача (см.п 2), ибо организация должна вовремя диагностировать такое поведение и выгонять таких сотрудников, но ошибки связанные с профессионализмом врача? Как организация может их исправить? Никак.

По такому случаю гениальный выход подсказывают опять таки ВУЗы: чтобы врач окончивший интернату (ординатуру) мог работать его надо снова, за деньги, послать на дополнительное обучение в ВУЗ, на так называемое тематическое усовершенствование.

Да-да, тех, кто только что обучился (за деньги государства или деньги родителей), снова учить тому же, но уже за деньги организации или деньги родителей. Например, молодого врача – гинеколога, сразу после окончания интернатуры (ординатуры) необходимо послать в тот же ВУЗ, на ту же кафедру, на курсы усовершенствования по кольпоскопии, гистероскопии, гистеросальпингорафии.

И вот только тогда, за дополнительные деньги ему привьют профессиональные навыки. Гениально. Могут придумать только великие!

А до этого почему не привили, навыки профессиональные? Почему выпустили врача, не отвечающего квалификационным требования, установленным приказом МЗ СССР № 579 от 21.07.1998 года, который четко описывает, что должен знать и уметь врач той или иной специальности.

Этот приказ еще действует, его никто не отменял.

Следовательно, при приеме на работу молодого специалиста работодатель вправе ожидать от врача знаний и умений, описанных в этом приказе, если нет – отсылайте обратно ВУЗ, пусть переделывают свою работу… Смешно написал, правда?

Еще смешнее, когда молодые врачи приходят с этих курсов усовершенствования, и рассказывают, что на этих курсах им вновь зачитали теорию и преподаватель показал как он изящно выполняет манипуляции на практике, но к своим пациентам «практикантов» не подпустил.

Оно и правильно. Репутационные риски, знаете ли. Пусть их несет тот, кто этих недоучек прислал, ну, в самом деле, не подставлять же университетские клиники и преподавателей ВУЗа, а вдруг молодые «накосячат», еще хуже, если научаться, ладно если иногородние, а то и пациентов могут на себя оттянуть, а практикующему преподавателю это надо?

Глава II. Что делать?

1. Изменять, перенести точку ответственности за врачебные ошибки.

За врачебные ошибки связанные с профессионализмом врача должен отвечать лично врач, и только врач. Отвечать деньгами, отвечать репутацией, отвечать допуском к медицинской деятельности. В этом случае:

Изменится отношение практикующего врача к набору профессиональных знаний и практических навыков. Сократится число ошибок связанных с халатностью, неоправданным риском. Изменится отношение и требовательность врача к получению знаний в процессе тематических усовершенствований, сертификационных циклов, мастер классов.

Если врач будет нести личную ответственность за свои профессиональные ошибки, изменится его отношение и к условиям труда, к работодателям, создающим эти условия, к тем условиям, которые могут создать предпосылки для врачебных ошибок. Врач станет более требовательным к оборудованию, лекарствам, инструментарию и т.п.

Изменятся подходы к страхованию профессиональной ответственности врача. Профессиональную ответственность должен страховать сам врач, профессионал должен страховать свою профессиональную ответственность.

Когда организация страхует ответственность врачей – это лишь способ компенсации потерь, который никоим образом не влияет на снижение числа врачебных ошибок. Все застраховано – пусть ошибаются.

Не будет же врач стараться ошибаться меньше, чтобы снизить расходы организации на страхование? Скорее наоборот…

В среднесрочной перспективе изменится мотивационная требовательность студентов медицинских ВУЗов к качеству медицинского образования. Сегодня студент пассивен, он в лучшем случае лишь берет, что дают, а то и мимо ушей пропускает, и своим пассивным отношением попустительствует плохому преподаванию в ВУЗах, далекому-далекому от практики.

Сегодня студент скорее служит интересам преподавателя, чем преподаватель интересам студента. Преподавателю интересна научная работа ВУЗа и студенты занимаются научной работой, интересной преподавателю. И студенты считают это качественным образованием. Оно и правильно, но для ВУЗа правильно, для студента который хочет стать практикующим врачом – нет, не правильно.

Студент и ВУЗ – две стороны заключившие договор о «создании профессионального врача». ВУЗу точно наплевать приобретет ли студент профессиональные качества, которые ему пригодятся на практике. ВУЗ по этому критерию не оценивают.

По этому критерию оценивают молодого врача, и эта оценка должна быть сопряжена с его личной профессиональной ответственностью за свои ошибки, и студент должен знать об этом с первого курса. Знать о том, что он лично будет отвечать за все свои профессиональные ошибки. Отвечать своим благополучием – денежным, репутационным, профессиональным.

Студент должен заставить ВУЗ работать на его профессиональные интересы. Профессиональный интерес – способность к профессиональному труду.

2. Помимо этого, следует разрешить работу студентам, интернам, ординаторам медицинских ВУЗов на должностях медицинских сестер, фельдшеров, помощников, ассистентов врачей, врачей стажеров.

В условиях тотального дефицита медицинских кадров – это двойная польза.

3. Требуется серьезная ревизия содержательной части образовательного процесса в медицинском ВУЗе.

Я, конечно, не являюсь экспертом в сфере высшего образования, но по опыту собеседования с молодыми специалистами, делаю вывод, что содержательная часть образовательного процесса существенного отстает от современных реалий как с позиций медицинских технологий, так и позиций технологий общения врач – пациент. Современный врач не владеет адекватной технологией работы с возражениями и убеждением современного пациента, в результате пациент не верит врачу… недоверие – почва для недовольства. Полагаю, ВУЗам следует подумать, что сегодня пациенты считают себя клиентами и демонстрируют соответствующую модель поведения. Мы, как врачи, можем, конечно, с этим не соглашаться, игнорировать мнение пациентов, навязывать им свои догмы и правила отечественного здравоохранения, которое было признано лучшим в мире, но от этого пациенты мнения своего не изменят. В лучшую сторону уж точно.

4. Разрыв между качеством государственного медицинского образования и современными требованиями, которые предъявляют к кадрам медицинские организациями – мягко говоря, существует.

Это порождает спрос на создание профессиональных образовательных центров, институтов, которые, на мой взгляд, могли бы быть организованы, в том числе и на платформе саморегулируемых медицинских организаций.

5. Саморегулируемые медицинские организации могут взять на себя и функцию аккредитации специалистов.

Аккредитация – процесс проверки соответствия специалиста должным квалификационным характеристикам. Цель аккредитации, выявить и исправить недостатки.

В этом их основное отличие от органов государственного контроля и надзора – наказать (оштрафовать), не пустить, запретить.

Результатом такой аккредитации мог бы стать список аккредитованных врачей – как гарантия соответствия врача профессиональным качества.

P.S. Настоящая статья написана в целях получения критических отзывов, как по ее содержательной части, так и в сторону самого автора. Принимаются все отзывы, но приветствуются конструктивные. Заранее спасибо, добрые, неравнодушные люди.

Рабцун Евгений Анатольевич

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector