Можно ли избежать операции?

Аппендикс — это червеобразный отросток слепой кишки. Если он воспаляется, то говорят о заболевании под названием «аппендицит» — то, чего очень боятся родители маленьких детей, и то, что в первую очередь приходит в голову при болях в животе.

Но в последнее время все чаще появляются сообщения о том, что аппендицит — не повод ложиться на стол хирурга.

И все чаще обыватели начинают рассуждать, а так ли уж была нужна операция? Может можно было обойтись одной таблеткой? MedAboutMe разбирался, как менялись подходы к лечению аппендицита и можно ли уговорить врача не оперировать ребенка с таким диагнозом.

Можно ли избежать операции?

Первые упоминания об аппендиците и попытках его лечения связывают с именем Авиценны, который смог правильно поставить диагноз правителю Бухары и даже удалить воспалившийся отросток. Возможно, пациент легендарного арабского доктора даже выжил, несмотря на отсутствие антибиотиков — чудеса на свете случаются.

Но на протяжении еще многих столетий врачи всего мира оказывались не столь проницательны и принимали аппендицит за воспаление мышц, слепой кишки или матки и пытались лечить его консервативным путем, то есть, без операции.

Пациенту ставили клизмы, промывали желудок и давали настойку опия, что позволяло ему умереть, не страдая от боли.

Только в XIX веке врачи утвердились во мнении, что основной причиной болей в правой подвздошной области является воспаленный аппендикс.

Интересно, что в 1839 году, когда симптомы острого аппендицита были уже описаны, хирургическое решение проблемы все еще считалось крайним средством с сомнительным эффектом.

Неудивительно: ни обезболивающих, ни антибиотиков на тот момент у человечества еще не было.

С появлением общего обезболивания в 1846 году операции на брюшной полости стали более безопасными. Но удалять собственно отросток доктора стали не сразу. Изначально брюшную полость пациента вскрывали и вычищали гной из абсцессов правой подвздошной ямки. И только в начале 1880-х годов появились сообщения об успешном удалении воспаленного аппендикса сначала во Франции, а потом в Канаде.

Можно ли избежать операции?

В 1886 году Реджинальд Фитц выступил с докладом, в котором ввел в медицинскую лексику термин «аппендицит», в подробностях описал клинику болезни и призвал коллег лечить ее удалением воспаленного аппендикса. И с этого момента основным методом лечения стала хирургическая операция, так как без нее смертность составляла в среднем 67%.

В России первая аппендэктомия была проведена в 1890-м году в Санкт-Петербурге профессором А.А. Трояновым.

Даже признав удаление отростка единственным способом лечения аппендицита, врачи еще долгое время придерживались тактики выжидания, приступая к операции только после того, как развивались осложнения.

Российским докторам понадобилось 20 лет, чтобы начать «резать к чертовой матери, не дожидаясь перитонитов», как говорила героиня фильма «Покровские ворота». И только в 1933 году было окончательно принято решение об экстренной госпитализации и проведении операции во все сроки от начала заболевания.

С появлением антибиотиков в 1940-х годах операции на брюшной полости стали еще более безопасными, и маятник качнулся в другую сторону. Хирурги стали бояться пропустить разрыв воспаленного аппендикса и отправляли на операционный стол пациентов с малейшими признаками аппендицита, придерживаясь девиза: «Сомневаешься — оперируй!».

Анализ удаленных отростков показал, что, по разным данным, 30-60% из них не были воспалены. Особенно страдали молодые женщины: хотя, по статистике, аппендицит у них бывает немного реже, чем у мужчин, под скальпель хирурга они попадали чаще.

Такие операции, сделанные «на всякий случай», повышали частоту развития спаечных процессов в брюшной полости, что негативно сказывалось на здоровье пациентов.

Можно ли избежать операции?

К счастью для пациентов с болями в животе, в 1960-х годах хирурги начали использовать лапароскопию — диагностический метод, известный врачам с начала века, но считавшийся до того момента технологией гастроэнтерологов. Со временем лапароскопия стала использоваться не только для диагностики, но и для удаления воспаленного аппендикса.

Постепенно появлялись новые методы диагностики, например, УЗИ брюшной полости. Его применение осложняется наличием воздуха в кишечнике, который скрывает глубоко расположенные образования. Но сегодня разработаны специальные датчики и приемы, позволяющие справиться с этой проблемой.

А самым точным методом на сегодняшний день является рентгеновская компьютерная томография (КТ), диагностическая ценность которой достигает 96%. И с момента появления КТ и накопления результатом гистологических анализов удаленных аппендиксов врачи снова засомневались: а так ли уж надо немедленно класть пациента под нож?

В медицинской научной литературе стали появляться статьи о применении выжидательной тактики: снять воспаление и после этого оперировать, через 1-3 месяца, в так называемом «холодном периоде».

Экономически для здравоохранения это более выгодно, даже при том, что обследование на компьютерном томографе — весьма дорогостоящая процедура. Неудивительно, что на очереди — консервативная терапия, то есть, отказ от операции и лечение аппендицита антибиотиками.

Конечно, только при неосложненном остром аппендиците и в тех случаях, когда это не ставит под угрозу жизнь больного.

Маятник истории возвращается на прежнее место. Как и 100 лет назад, врач думает о том, чтобы избежать операции. Но причины этого изменились. Когда-то операция была последним шансом больного на жизнь, а теперь становится фактором дополнительных рисков на фоне наличия современных методов диагностики и эффективных антибиотиков.

Можно ли избежать операции?

На Западе каждый год публикуются сообщения об очередных наблюдениях за пациентами, прооперированными в экстренном режиме, и за теми, кого лечили только антибиотиками.

  • В 2012 году исследователи из Ноттингемского центра болезней органов пищеварения обнародовали данные о наблюдении за 900 взрослыми пациентами с диагнозом «неосложненный острый аппендицит». 430 из них были прооперированы, а 470 пролечены антибиотиками. Из группы антибактериальной терапии 63% вылечились, остальные — все-таки попали на операцию. Но в результате в группе, которая лечилась антибиотиками, частота осложнений была на 31% ниже, чем среди сразу прооперированных больных.
  • В том же году шведские хирурги поделились своими изысканиями в данной области. По их наблюдениям, риск рецидива болезни при антибиотикотерапии на протяжении следующего года составляет 10-15%. А в целом, 80% тех, кого можно направить на лечение антибиотиками, а не на операцию, вылечиваются полностью. Шведские врачи также подчеркивают пониженный риск развития осложнений при выборе антибиотикотерапии там, где это возможно.
  • В 2015 году финские ученые из Университетской больницы в Турку случайным образом распределили 530 пациентов с неосложненным острым аппендицитом. 274 из них были прооперированы, 1 человек умер, а остальные (99,6%) успешно выздоровели. Другие 256 пациентов проходили лечение антибиотиками. Наблюдение за ними велось на протяжении года. Из них 72,7% выздоровели и больше и не вспоминали об аппендиците. 27,3% пациентов все-таки понадобилось хирургическое вмешательство в течение первого года после лечения. Что характерно, никаких осложнений в группе «поздней аппендэктомии после антибиотикотерапии» выявлено не было.

Можно ли избежать операции?

Ситуация с детьми далеко не такая радужная, как с взрослыми людьми. Экспериментировать на ребенке, который болен потенциально смертельной болезнью, никому не хочется. Тем более, что детские организмы отличаются непредсказуемостью реакции.

В 2017 году было опубликовано исследование, в котором анализировались данные об антибиотикотерапии 413 детей с аппендицитом (вместо хирургической операции) — это все, что удалось собрать ученым по итогам анализа статей за 10-летний период. Надо отметить, что выводы исследователей весьма оптимистичны: частота рецидивов болезни составила всего 14%.

Сейчас ученые готовятся к проведению масштабных наблюдений по применению антибиотикотерапии у детей с диагнозом «неосложненный острый аппендицит».

Можно ли избежать операции?

Практика показывает, что да, можно, но не всем. Массовым этот метод точно не назовешь. Для его реализации требуется соблюдение нескольких условий.

  • Прежде всего, ни о каком самолечении дома при диагнозе «аппендицит» речи быть не может. Еще 100 лет назад эта болезнь уносила жизни подавляющего большинства тех, кто имел несчастье с ней столкнуться. Поэтому человек с подозрением на аппендицит подлежит госпитализации.
  • Врачи приходят к выводу, что при неосложненном остром аппендиците возможно назначение антибиотиков на начальных этапах терапии. Если состояние пациента при этом не улучшается, то должна быть назначена плановая аппендэктомия. 
  • Важным условием для принятия решения о возможности отложить операцию является проведение диагностики при помощи метода компьютерной томографии. Только на основании его результатов можно не торопиться с операцией. Добавим, что КТ — дорогостоящий метод, то есть массово использовать его для диагностики при любых болях в животе не получится.
  • Любые осложнения являются угрозой для пациента, а значит не позволяют отменять операцию.
  • Речь об отмене операции пока не может идти, если пациентом является ребенок или беременная женщина, так как по этим группам пациентов слишком мало данных.

В России существуют стандарты лечения острого аппендицита, согласно которым отмена хирургической операции не предусмотрена. Сегодня отечественные хирурги активно обсуждают идею антибиотикотерапии неосложненного острого аппендицита.

Читайте также:  Металлоостеосинтез канюлированными винтами перелома шейки бедра

Но до официального решения вопроса еще далеко. Это значит, что подозрение на аппендицит — это причина для немедленной госпитализации. А подтверждение диагноза анализами в больнице — повод для операции. Выбора у пациента нет.

А аппендэктомия по-прежнему остается «золотым стандартом» лечения аппендицита.

Пройдите тестМожно ли избежать операции?Ваш персональный IQ здоровьяПройдите этот тест и узнайте, во сколько баллов – по десятибалльной шкале – можно оценить состояние вашего здоровья.

Удаление грыжи позвоночника. Как избежать операции

Можно ли избежать операции?

Дегенеративно-дистрофические изменения в организме рано или поздно происходят в любом организме и вопрос здесь только в возрасте. До недавнего времени считалось, что лечение остеохондроза суставов – удел пожилых людей, а неприятные ощущения в пояснице или шейном отделе позвоночника у молодежи – это результат переохлаждения или непривычных физических нагрузок. На что статистика приводит данные о массовых ранних проявлениях симптомов остеохондроза.

Самым опасным последствием остеохондрозного заболевания является грыжа межпозвоночных дисков.

Чаще всего она локализуется в пояснично-крестцовом отделе позвоночного столба, реже – в шейном сегменте, еще реже – в грудном.

Изначально врачи прописывают консервативное лечение позвоночника и только в крайних случаях предлагают операцию. Хотя существует немало специалистов, считающих, что вылечить грыжу возможно только хирургическим путем.

Как правило, пациенты обращаются в больницу, когда нестерпимо болит спина и лечение откладывать нет возможности. Это считается уже запущенной формой болезни, которая сложнее поддается излечению, но все же, не стоит сразу ложиться под нож. Необходимо испробовать все возможные методики и постараться избежать удаления.

Образование межпозвоночной грыжи

Межпозвоночные диски – это хрящевые образования, соединяющие между собой позвонки. Они не несут в себе кровеносных сосудов и снабжаются водой и питательными веществами диффузным способом, получая их из окружающих мягких тканей.

С возрастом обменные процессы в организме человека замедляются, и диски получают все меньше необходимых веществ.

Добавляется к этому еще и неправильное питание, вредные привычки, возросшая масса тела, стрессы, неполноценный отдых и отсутствие физических нагрузок.

Постепенно межпозвоночные диски высыхают, их оболочка растрескивается, амортизационные качества теряются. Небольшая физическая активность приводит к ослаблению мышечно-связочного аппарата, которому становится тяжело удержать диск на анатомически правильном месте. При этом статическая нагрузка на позвоночник остается прежней или возрастает с увеличением массы тела.

Плотная оболочка позвонкового диска (фиброзное кольцо) начинает выпячиваться, пульпозное ядро смещается. Пульпозное ядро – это студенистое вещество, которое содержит воду.

Эту степень заболевания называют пролапсом или протрузией межпозвонкового диска, лечение которой дает возвращение к исходному нормальному состоянию в большинстве случаев.

Но, к сожалению, протрузия редко проявляется четкими симптомами или резким болевым синдромом, поэтому пациенты редко обращаются в клинику лечения спины.

На следующей стадии болезни под воздействием нагрузок пульпозное ядро начинает давить на фиброзное кольцо и, найдя слабое место (трещину), выплескивается наружу. Так образуется спинная грыжа, лечение которой требует уже больше времени, сил и терпения.

Новообразование имеет достаточно плотную структуру, которая может сдавливать мягкие ткани, нервные корешки, кровеносные сосуды и даже спинной мозг. Отсюда и боль, и неврологические проявления (покалывание, онемение или парез конечностей), и ограничение подвижности, и нарушения работы внутренних органов.

Рефлекторной реакцией организма на выход грыжи является напряжение и спазм мышц вокруг патологического участка, в результате чего он еще больше сковывается и получает еще меньше питательных веществ.

Самым страшным и действительно требующим немедленного удаления случаем считается секвестрированная грыжа. При этом варианте часть вышедшего диска отделяется от основного, отмирает и образует в тканях инородное тело, которое может воспалиться, загноиться и заразить спинной мозг или весь организм.

Необходимость операции

Примерно в 80% всех случаев безоперационное лечение грыжи позвоночника показывает положительный результат. У 15-18% больных удается предотвратить прогрессирование болезни и стабилизировать состояние здоровья.

И только 2-3% случаев требуют хирургического решения проблемы, когда консервативное лечение позвоночника не принесло ожидаемых результатов (не удается купировать болевой синдром, выпячивание влияет на работу внутренних органов или вызывает парез или паралич конечностей).

Кроме того хирургическое удаление грыжи не дает мгновенного результата. После операции пациент находиться еще некоторое время в стационаре, пока не снимут швы.

Далее следует длительный период реабилитации с ограничением физических нагрузок, с применением специализированных физиопроцедур, ношением корсета и постепенным добавлением упражнений лечебной физкультуры.

И только после этого пациент может вернуться к обычной жизни и трудоспособности, но профилактическая терапия, ежегодные осмотры и отдых в специализированных санаториях обязателен.

Операция на позвоночнике считается одной из самых сложных и имеет ряд возможных осложнений: повреждение расположенных рядом нервов, сосудов, мягких тканей, спинного мозга; развитие схожих патологий в смежных участках; рубцово-спаечные процессы, в том числе и спинного мозга; развитие нестабильности прооперированного участка. И, если все равно после хирургического вмешательства назначается похожая медикаментозная терапия и ЛФК, не лучше ли испробовать их сразу?

Консервативное лечение грыжи

В первоначальный острый период пациентам противопоказаны физические нагрузки, особенно связанные с поднятием тяжестей, резкими наклонами вперед-назад или стороны, со скручиванием позвоночника и пр. Горячая ванна, баня или сауна дает временный результат, немного притупляя боль, но никакого лечебного эффекта не показывает, а наоборот, мешает четко обозначить беспокоящие симптомы.

Обычно больному прописывается постельный режим на 7-10 дней, полный покой, возможно, ношение корсета при принятии вертикального положения и медикаментозная терапия.

Она состоит из обезболивающих препаратов местного (лидокаиновые или новокаиновые блокады) и общего назначения (анальгетики).

Для снятия отеков и воспаления используют противовоспалительные нестероидные вещества, а для устранения спазмов – миорелаксанты.

Когда расслабляются скованные мышцы, высвобождаются зажатые нервные корешки, пациенту становиться легче и боль понемногу утихает.

На этом этапе лечения грыжи диска позвоночника нередко происходит психологический перелом, когда болевой синдром исчезает и пациент думает, что лечение завершено и прекращает его.

Однако это только временный эффект лекарственных препаратов, означающий окончание острого периода, за которым следует длительный процесс реабилитационного лечения.

  • На следующих этапах лечения основной упор делается на лечебную гимнастику (ЛФК), массажи, физиопроцедуры, водную или сухую тракцию (вытяжку) позвоночника, посещение приемов хорошего мануального терапевта. При этом:
  • ЛФК помогает привести в порядок парные мышцы (усилить атрофированные и расслабить гипертрофированные), мягко растянуть связки (полезна йога), укрепить общее состояние организма.
  • Массажи значительно улучшают кровообращение патологического участка, а, следовательно, улучшается питание мягких тканей, межпозвонковых дисков, снимаются спазмы.
  • Физиопроцедуры (электрофорез, ультразвук, УВЧ, лазерная и магнитотерапия, грязевые или парафиновые аппликации, водные процедуры) подымают мышечный тонус спины, снимают спазмы, восстанавливают глубинные патологические участки мягких тканей и пр.

Тракция позвоночника – достаточно старый способ, интерес к которому возвращается в последнее время. Под действием растяжения и создаваемого внутри межпозвоночного диска разряжения пульпозное ядро втягивается внутрь фиброзного кольца, а при протрузии практически становится на место, уменьшая размеры грыжи и устраняя компрессию нервных окончаний, сосудов и тканей.

Мануальная терапия (иглорефлексотерапия, акупунктура, массажи) оказывает расслабляющий эффект, улучшает настроение и общее состояние организма.

Достойной профилактикой остеохондроза и позвоночных грыж, а также реабилитационным лечением считается правильный образ жизни, достаточные физические нагрузки, регулярное пребывание на свежем воздухе, правильное питание и полноценный отдых.

К.М.Н., академик РАМТН М.А. Бобырь

Откровенный разговор с проктологом: страшного в геморрое ничего нет!

Геморрой в определённом смысле можно назвать уникальным заболеванием. Из-за расположения в районе ануса обсуждать эту болезнь с другими людьми, даже с врачом, нелегко большинству людей. В результате про геморрой существует огромное количество слухов, не имеющих никакого отношения к действительности.

О том, что же такое геморрой на самом деле, опасен ли он и какого лечения требует это заболевание, мы попросили рассказать врача-онколога, проктолога и хирурга, члена правления Российского общества эндоскопических хирургов, члена международного комитета Американского общества колоректальных хирургов, члена Общества американских гастроинтестинальных и эндоскопических хирургов, руководителя Международной школы практической хирургии, руководителя центра хирургии GMS Clinic, советника главы Республики Калмыкия по здравоохранению Бадму Николаевича Башанкаева.

— Сегодня нам хотелось бы обсудить с вами такую проблему, как геморрой. Существуют данные о том, что в течение жизни геморрой развивается у 70–80% людей, хотя за медицинской помощью обращается не более 10–15%. Насколько верны эти цифры? В чём причины возникновения геморроя?

— В США считается, что около 4–10% населения страдает той или иной формой геморроя. В России иногда появляются данные, что у нас 80% людей страдает геморроем.

Слыша такие цифры, я всё время повторяю стандартную шутку: может быть это «ментальный геморрой», «геморрой задумчивости и рефлексии»? Бывает так: заходит человек, и видно, что у него «геморрой» по жизни, причём физического геморроя у него нет, а ментальный есть.

Так что данные о том, что геморроем страдает 80% населения действительности не соответствуют истинной заболеваемости. Хотя, конечно, если мы говорим о людях старше 50 лет, то среди них число лиц, страдающих от геморроя, действительно высоко.

К этому возрасту такие геморроидальные жалобы, как кровь из заднего прохода, зуд возле заднего прохода, дискомфорт, выпадение узлов, в Европе имеет примерно 30–40% зрелых людей.

Читайте также:  Мучают боли в спине

Напомню, что в дистальной части прямой кишки (верхняя часть хирургического анального канала), покрытой слизистой прямой кишки и не имеющей болевой чувствительности, располагаются внутренние геморроидальные сплетения — внутренний геморрой, а в её нижней части, покрытой кожей, богато иннервированной болевыми рецепторами, расположены наружные геморроидальные сплетения — наружный геморрой. Наружные и внутренние узлы разделены «зубчатой» линией. Это место слияния слизистой и анодермы. Высота всего анального канала у женщин около 2–3 см, у мужчин — до 5 см, поэтому при значительных отёках, тромбозах или длительном стаже заболевания наружные и внутренние сливаются (комбинированная форма), даже хирургам сложно дифференцировать группы узлов. В этой связи есть особенности проявления геморроидальной болезни: наружный геморрой почти всегда лишь болит во время того, как отекает или тромбируется, а внутренний выпадает из заднего прохода и кровит, вызывая зуд и дискомфорт.

Причины возникновения геморроя до конца неизвестны. Есть несколько теорий (как минимум три). Одна из них, которая мне нравится, объясняет, что базисной, основополагающей особенностью формирования геморроя является наше прямохождение, а уж затем все остальные факторы.

Дело в том, что у животных нет геморроя, потому что они на четырёх лапах ходят и у них кровь туда не приливает, нет сочетания натуживания и гидростатического давления. А мы, люди, стали ходить, и у нас появились заболевания позвоночника, вен нижних конечностей и геморроя, вызванные прямохождением.

Например, структура анального канала — это две мышцы (внутренний и наружный сфинктеры), которые обхватили друг друга для того, чтобы предотвратить нечаянный «пук» или «как». Однако сделали они это всё равно несколько неплотно.

Поэтому геморроидальные узлы возможно являются уплотнительной мембраной, подобно лепесткам, закрывающим диафрагму в фотоаппарате. При натуживании происходит их соскальзывание внутрь анального канала.

Соответственно, чаще всего считается, что у человека геморрой возникает в результате сочетания, помимо прямохождения, разных предрасполагающих факторов, таких как наследственность, малоподвижный образ жизни, беременность, хронические запоры, натуживание, подъём тяжестей, ожирение. Однако мы не знаем на 100%, от чего возникает геморрой. А если ты не знаешь причины болезни, то и не можешь её предотвратить на 100%.

— Насколько серьёзной проблемой является геморрой? Каковы его симптомы и какие исследования необходимы для подтверждения диагноза? Какие осложнения могут развиться при геморрое?

— В большинстве случаев это просто снижение качества жизни: зуд, выпадение узлов и кровотечение приносят определённые неудобства.

Очень многое зависит от стадии геморроя. Обычно мы используем английскую классификацию для внутреннего геморроя. Для наружного есть свои степени.

Итак, для первой стадии внутреннего геморроя характерно выбухание узлов и периодические кровотечения. На второй стадии узлы увеличиваются, добавляются выпадения (но узлы вправляются самостоятельно).

Третья стадия проявляется так же, как и начальные, однако узлы при выпадении сами уже не вправляются и надо помогать рукой или пальцем.

На четвёртой стадии происходит постоянное выпадение кровоточащих узлов, которые уже не вправляются в задний проход.

Чаще всего встречается первая и вторая стадия, поэтому обычно геморрой — это просто периодическое кровотечение, выпадение узлов, дискомфортное ощущение, зуд. Иногда в тяжёлых случаях, когда человек долго не идёт на приём к врачу, то возможно развитие анемии.

В то же время хочу сказать, что даже при отсутствии жалоб у людей должна быть культура посещения проктолога, поскольку даже если человек совершенно здоров и у него нет родственников с заболеваниями толстой кишки.

заднего прохода, то всё равно надо в 45 лет прийти к проктологу на приём, обсудить с врачом необходимость проведения колоноскопии и сделать её.

А при наличии геморроидальных жалоб поход к проктологу неизбежен, поскольку основным методом диагностики для геморроя является осмотр и аноскопия: мы заводим короткую пластиковую или железную трубочку в задний проход и на выходе смотрим, как выпадают узлы. Это несложно.

— Что вы думаете об утверждении, что геморрой приводит к раку и является одной из ведущих причин смерти?

— Геморрой снижает качество жизни, но он никогда не перерастает в рак. Сам истинный геморроидальный узел не может трансформироваться в рак. На нём может вырасти полип, но в самом артериовенозно измененном геморроидальном узле рак никогда не возникает.

По сути, геморрой — это социальное заболевание, которое прежде всего меняет настроение человека.

Понятно, что когда человек постоянно видит кровь в туалете или на туалетной бумаге, то начинает беспокоиться вплоть до того, что появляются панические мысли о смерти.

Но геморрой не может быть ведущей причиной смерти, если только ментально, в виде депрессии. А так, страшного в геморрое ничего нет.

Но иногда геморрой может маскировать рак. И даже проктолог может допустить ошибку и начать лечить геморрой. Но проходит 4 недели, 8 недель, а кровотечение продолжается. Таким образом, никогда нельзя расслабляться.

Нужно обязательно делать колоноскопию, чтобы быть уверенным не на 99%, а на 100%, что это именно геморрой, а не рак.

Нужно всегда помнить о том, что рак прямой и толстой кишки — самый распространённый вид онкологического заболевания и всегда сохранять настороженность по поводу этого заболевания.

— Как лечить геморрой и можно ли замедлить развитие уже возникшего геморроя? Когда возможно консервативное лечение геморроя, а когда приходится говорить об операции?

— Первое, с чего нужно начинать лечение геморроя, — это поверить своему доктору. У каждого врача своё видение больного, и если вы будете постоянно переходить от одного врача к другому, то каждый из них будет давать свои рекомендации, что будет уменьшать ваши шансы на успех лечения.

Здравое и обоснованное лечение очень хорошо описано во всех колопроктологических руководствах мира.

Оно заключается в банальном изменении качества стула, устранении запоров, нормализации диеты, в том числе увеличении объёма пищевой клетчатки в рационе, обильном питье, ограничении алкоголя, обоснованном приёме препаратов в острых ситуациях.

Например, если кровит внутренний геморрой, то мы предлагаем для лечения свечи, чтобы лекарственное средство попало внутрь анального канала. Если отекает наружный узел, то правильней использовать лишь мази или кремы.

Если консервативная терапия не помогает, то нужно задумываться об операции. Но это через 4–12 недель подготовительного лечения, а не сразу на приеме с аноскопом в заднем проходе у пациента. Не надо торопиться в этом вопросе. Я крайне редко говорю сразу при первичном осмотре, что нужна операция. Для немедленной операции должно быть веское основание.

У хорошего проктолога из 100 человек, которые пришли к нему с жалобами на геморрой, на операцию уходит около 5–17%, т. е. в среднем всего лишь 10% больных с диагнозом геморрой, а не 100%.

Пациенту спокойно объясняешь, что от этого не умирают, что если он будет мягко какать, если никогда не будет запоров и он перестанет выполнять резкие силовые упражнения со штангой, то ему понравится такое качество жизни. И уточняешь, как пациент представляет себе операцию по геморрою, какие ожидания по выздоровлению, болевому синдрому, способам и методам операций.

А после этого рассказываешь, что в первую неделю после операции его может ждать такой болевой дискомфорт, что он будет думать, что какает «ёжиками», что заживление может идти 4­-6 недель, и многие пациенты задумываются о том, нужна ли им эта операция на самом деле.

Да, мы стали использовать чаще лазер, у него отличные результаты по малому болевому синдрому, срокам заживления, но опыт показал, что при первой и частично третьей стадии он сопряжён с риском рецидива, который в 5–10 раз больше, чем у традиционной операции по Миллигану — Моргану.

В основе принятия решения об операции должно лежать информированное согласие пациента: не формальное, когда дают подписать бумажку с таким названием и при этом убеждают пациента, что всё будет хорошо, а реальное, когда пациент действительно понимает, каковы преимущества лечения, чем ему грозит операция, чем он рискует и что будет, если согласится или откажется от неё.

— Какие операция проводятся по поводу геморроя? Расскажите о возможностях малоинвазивного лечения геморроя?

— Существует огромное количество операций по поводу геморроя, и каждая из методик нужна для разных ситуаций. Двух одинаковых геморроев не бывает, и к каждому пациенту нужно подходить индивидуально.

Основная идея при внутреннем геморрое состоит в том, что нам нужно как-то контролировать ножку, питающую геморроидальный узел, по которой поступает кровь к увеличенному узлу.

Поэтому самая распространённая и, наверное, самая радикальная операция — это операция Миллигана — Моргана, в ходе которой мы иссекаем комплекс и наружных, и внутренних узлов. В результате этой операции остаётся 2–4 значительные раны в заднем проходе, однако в запущенных случаях это может быть единственным выходом.

Если коротко, то операция Миллигана — Моргана — это болезненно для пациента, но она позволяет вылечить даже сложные случаи и гарантирует почти полное отсутствие больших рецидивов.

На начальных же стадиях заболевания широко применяется амбулаторное лигирование и склерозирование. Эти процедуры очень малоинвазивны, проводятся в кабинете у проктолога.

По сути, операции выглядят так: пациент пришёл, лёг на кресло, ему сделали процедуру, не требующую наркоза, через пять-двадцать минут он ушёл домой. Но такие процедуры применимы не позднее 1–2 стадии.

При третьей стадии риск возврата заболевания или неудачного результата высок.

Также есть лазерные операции по поводу геморроя. Их особенность состоит в том, что объём, успешность и результаты такой операции в определённой степени зависят от используемого оборудования и подбора правильных случаев.

Всем лазер делать нельзя. И тут я хочу немного похвастаться тем, что у меня в клинике стоит суперсовременный лазер и не один для проведения таких операций. Есть апробационные модели, таких лазеров в России всего два-три.

Также многие клиники как в России, так и за рубежом предлагают при геморрое проводить дезартеризацию геморроидальных узлов (методика HAL-RAR). Она позволяет провести оперативное вмешательство при геморрое быстро и безболезненно, однако результаты такой операции сильно зависят от хирурга и часто процент рецидивов при HAL-RAR достигает 30–50%.

К популярным ранее методикам оперирования при геморрое относится и операция Лонго.

Итальянский профессор Антонио Лонго, наш большой друг, в 1993 году предложил новую методику радикальных операций, которая получила название геморроидопексия.

В России, как и во всём мире, был определённый энтузиазм и любовь к процедуре, однако теперь это единичные операции. Причины стандартны: изощрённые осложнения и неимоверный процент рецидива жалоб.

Впрочем, как всегда, выбор врача, его квалификация и опыт являются важнейшими слагаемыми успеха при любой операции наряду с доверием пациента к своему лечащему врачу и готовностью больного чётко следовать полученным рекомендациям. Если все эти требования выполнены, то вылечить геморрой не составит особого труда и он никак не повлияет на ваш образ жизни, планы, мысли и настроение.

Читайте также:  Напряжение по всей правой части тела, включая голову

Мне очень импонируют японские национальные рекомендации по лечению геморроя от 2017 года, где в основном уделяется внимание изменению образа жизни (Everyday Lifestyle Guidance), которые заключаются:

  • в ограничении длительного сидячего положения,
  • ограничении работы в холодных условиях,
  • ограничении натуживания при дефекации,
  • тщательном выборе продуктов питания и питья,
  • умеренных физических нагрузках,
  • снижении эмоциональных стрессов.

Будьте здоровы, дорогие читатели!

Источник: DNAhealth.ru

Полип матки: оперировать нельзя лечить

ПОЛИП МАТКИ: ОПЕРИРОВАТЬ НЕЛЬЗЯ ЛЕЧИТЬ

Вопрос о запятых в этом предложении не филологического, а медицинского характера. «Полип эндоментрия» довольно частый диагноз, однако мало кто из пациентов знает, что это за болезнь. Как лечить это заболевание? Можно ли избежать операции? Как распознать полип?

Немного терминологии

Полип – это новообразование, имеющее тело и ножку.

Чаще всего это заболевание возникает из-за гормональных нарушений, или в результате ранее перенесенного воспаления слизистой матки.

Чем же так опасны полипы, растущие в слизистой матке? В большинстве случаев эти новообразования имеет доброкачественную природу, но нельзя исключить и злокачественный процесс.

Как распознать?

У многих женщин это заболевание проходит бессимптомно. Однако в некоторых случаях пациентки жалуются на нарушение менструального цикла. «Критические дни» могут стать более длительными, а в середине месячного цикла могут возникать незначительные кровотечения.

Финальный диагноз обычно ставится после ультразвукового исследования и гистероскопии (диагностической операции, позволяющей осмотреть матку изнутри под наркозом).

УЗИ с профилактической целью следует проводить 2 раза в год. Данный метод является достаточно информативным для диагностики внутриматочной патологии.

Главное, прийти на процедуру в «нужный» день менструального цикла. Дело в том, что в течении женского цикла, а это 28 -30 дней, слизистая увеличивается до определенного размера (15 мм).

Давно известно, что полипы лучше всего видны сразу после «критических дней» на 5-7 день.

Оперировать, нельзя лечить!

При обнаружении полипов слизистой матки по УЗИ (даже без кровянистых выделений) врачи рекомендуют оперативное вмешательство. При проведении операции нужно целиком удалить новообразование и отправить его на исследование под микроскопом. Это делается для исключения злокачественного процесса.

В гинекологической практике существует три вида операций по поводу удаления внутриматочных полипов. В большинстве случаев врачи выполняют раздельное выскабливание слизистой шеечного канала и слизистой матки в слепую. Это приводит к тому, что только в 70% случаев полипы удаляются полностью.

В 30% случаев остается пресловутая «ножка», которая дает зачаток для нового полипа, который вновь придется удалять. При использовании диагностического визуального наблюдения (гистероскопии) всегда можно точно установить локализацию новообразования. Удаление полипов под контролем гистероскопа является достаточно современной методикой.

При проведении выскабливания металлическим инструментом, ножка полипа не всегда удаляется. Нередко, она может быть плотной и металлический инструмент соскальзывает с нее. Врач видит проблему, но не может ее решить.

На помощь в таких ситуациях приходит «чудо-техника» – резектоскоп. При помощи этого инструмента полип удаляется с гарантией.

Этот прибор имеет достаточно сложную конструкцию с «петлей» с электрическим током на конце. Данный инструмент срезает полип «под корень», что позволяет избежать рецидива, поскольку помимо слизистой захватывается и мышечная оболочка матки.

Полип в этом месте уже точно не вырастет. Во многих случаях данная методика позволяет избежать неоправданного гормонального лечения. Операция имеет и большой экономический эффект. Пациентки находятся в стационаре не более 1 дня.

Уже на следующий день прооперированная женщина может вернуться домой.

Возможно ли избежать операции при варикоцеле? Да!

Что такое варикоцеле? Насколько развито лечение этого заболевания в России? Об этом мы поговорили с Михаилом Евгеньевичем Чалым, врачом-андрологом, доктором медицинских наук, профессором, заведующим хирургическим отделением и руководителем научного отдела «Клиники мужского здоровья».

Михаил Евгеньевич как часто и в каком возрасте встречается варикоцеле?Варикоцеле является весьма частым заболеванием, встречается оно, по разным данным, у 10-20% лиц мужского пола. До 30% наблюдений отмечаются в возрасте 15–25 лет.

Следует также отметить, что этот диагноз имеет большое практическое значение при отборе призывников на военную службу, так как в призывном возрасте варикоцеле встречается у 10-15% молодых людей. Это заболевание часто наблюдается у лиц различных профессиональных и социальных групп, но чаще болеют работники физического труда (75,2%).

Существуют ли какие-либо факторы риска варикоцеле и как их избежать?Да, существует ряд факторов, которые предрасполагают к развитию варикоцеле.

Некоторые из них связаны с длительным напряжением мышц брюшной стенки, что сопровождается увеличением внутрибрюшного давления и затруднением оттока крови в нижнюю полую вену, например запоры, метеоризм. Чрезмерные физические нагрузки, требующие статического напряжения способствуют прогрессированию заболевания.

Другие факторы риска — это расширение пахового канала, пахово-мошоночная грыжа, длительное нахождение в положении стоя, продолжительная езда на велосипеде, травма органов мошонки.Что касается профилактики, то она не разработана. Однако избегание факторов риска может снизить вероятность возникновения варикоцеле.

Каковы проявления этого заболевания?

Варикоцеле может развиваться медленно и незаметно, не вызывая никаких неприятных ощущений, при этом каких-либо внешних признаков не наблюдается. Это так называемое бессимптомное варикоцеле.

Наиболее частыми проявлениями варикоцеле могут быть: отвисание мошонки, особенно при ходьбе, при этом расширенные вены могут быть заметны визуально. Часто больных беспокоит тяжесть в паховой области и мошонке, возможны тупые тянущие боли в яичке и паху, которые чаще появляются после физической нагрузки или к концу рабочего дня.

Боль отдает в пояснично-кресцовую область, промежность, бедро соответствующей стороны.

Что входит в обследования при варикоцеле?

Диагностику проводят по стандартной методике. Измеряют размеры яичек, которые при варикоцеле нередко могут быть уменьшены. Обязательно у взрослых исследуют сперму после 3–5-дневного полового воздержания, определяют качественные и количественные параметры спермограммы.

Важное место занимает ультразвуковая диагностика, которая включает в себя обследование почек, исследование почечных сосудов, обращая особенное внимание на отток венозной крови из левой почки.

Проведение исследования кровотока яичка и придатка в положении стоя, лежа и при натуживании, а также проведение специальной «компрессионной пробы», позволяющей определить тип венозного оттока крови от яичка и придатка, что в свою очередь позволяет выбрать наиболее предпочтительный вид операции.

Какие применяются методы лечения? Возможно ли избежать операции?

Существуют общие рекомендации для больных с варикоцеле. Среди них ограничение физической нагрузки и длительного вертикального положения, исключение тяжелого физического труда и переохлаждения.

Кроме того, если у больного есть проблемы с дефекацией в виде запоров или он страдает метеоризмом, что повышает напряжение передней стенки живота, эти проблемы следует ликвидировать.Однако эти рекомендации не решают проблему.

Консервативных методов лечения варикоцеле не существует, и если они когда-нибудь появятся, это будет большой радостью для всех урологов. Поэтому основным методом лечения является операция, которую желательно провести как можно раньше, поскольку благоприятный прогноз напрямую зависит от длительности заболевания и возраста пациента.

Следует отметить, что появление варикоцеле в пожилом возрасте (после 45 лет) может являться симптомом такого грозного заболевания, как опухоль почки и сосудистый опухолевый тромбоз.

Какие существуют методы оперативного лечения варикоцеле?

Хирургических методов лечения в настоящее время много. Среди них можно выделить полостные операции, наиболее распространенная из которых является метод Иваниссевича, заключающийся в перевязке и иссечении сосудов яичка. Достаточно часто проводят эндоваскулярные операции, которые заключаются в закупорке яичковой вены.

В последнее время настоящей революцией стало внедрение в медицинскую практику эндоскопических методов, которые сейчас применяются все чаще и чаще и имеют очень хорошие результаты. Также при варикоцеле выполняется микрохирургическая операция с пахового доступа (операция Мармара), которая значительно снижает процент рецидива варикоцеле.

Есть ли какие-либо рекомендации для пациентов, которые перенесли операцию?

Да, конечно. Таким пациентам в первые дни после операции рекомендуется избегать физических нагрузок, а в последующем в течение полугода не заниматься тяжелым физическим трудом. В первые дни после операции следует носить суспензорий, чтобы уменьшить натяжение мошонки и семенного канатика.

В дальнейшем, через 3–6 месяцев следует провести исследование спермы, ведь важным фактором, свидетельствующим об успехе лечения, является улучшение качественных и количественных характеристик спермы как раз в эти сроки после операции. При плохих показателях спермограммы необходимо обследование и лечение у андролога.

В настоящее время существуют эффективные методики, стимулирующие сперматогенез и позволяющие добиться нормализации качественных и количественных показателей спермы.

Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector